Best of the BestCarsLIFESTYLE

ROLLS-ROYCE «BOAT TAIL»

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

“Today marks a seminal moment for the House of Rolls-Royce. We are proud to unveil Rolls-Royce Boat Tail to the world, and with it, the confirmation of coachbuilding as a permanent fixture within our future portfolio.
“Historically, coachbuilding had been an integral part of the Rolls-Royce story. In the contemporary Rolls-Royce narrative, it has informed our guiding philosophy of Bespoke. But it is so much more. Rolls-Royce Coachbuild is a return to the very roots of our brand. It represents an opportunity for the select few to participate in the creation of utterly unique and truly personal commissions of future historical significance.
“Rolls-Royce has carefully listened to its closest clients, each of whom has expressed a desire to deepen their relationship with the brand by creating ambitious, personal statements of true luxury. Rolls-Royce Boat Tail is not a concept created to be retrospectively sold.
“Quite the contrary. Rolls-Royce believes in complete authenticity and Boat Tail is the culmination of a four-year collaboration with three of our most special clients.
“Rolls-Royce Coachbuild clients are intimately and personally involved at each step of the creative and engineering process. We work in harmony with the client to gain complete fluency in the nuances of their character and personality. We carefully translate these qualities into the elements with which they wish to imbue their commission.
“Only the House of Rolls-Royce can offer its Coachbuild clients the inimitable opportunity to commission a product of future historical significance, that is as fundamentally unique as they are – and then participate in every detail of its creation.
“This is authentic luxury. This is contemporary patronage in its truest form. This is Rolls-Royce Coachbuild.”
Torsten Müller-Ötvös, Chief Executive, Rolls-Royce

“Rolls-Royce Boat Tail challenges the notion of what a motor car is and creates a new definition of what a motor car means. Boat Tail exists far beyond a mere means of transport. It is not just the method to reach a destination, but the destination itself. It is an ambition realised with a remarkable cohort of women and men who empowered the marque to create a concept of extraordinary scope.
“Coachbuild provides freedom to move beyond the usual constraints. Normally, there is a natural ceiling to Rolls-Royce Bespoke by way of the canvas. At Rolls-Royce Coachbuild we break through that ceiling, embracing the freedom of expression afforded by coachbuilding to shape a concept directly with our commissioning patrons.
“With Boat Tail we have achieved this. We have created a trio of exceptional cars which, although they share a common body style, are each imbued with the unique, highly personal imprint of the commissioning patron, thereby telling differing stories. Boat Tail is unprecedented. Boat Tail is a distinct counterpoint to industrialised luxury.”
Alex Innes, Head of Rolls-Royce Coachbuild Design, Rolls-Royce
As a House of Luxury, Rolls-Royce imbues its products with meaning. A Rolls-Royce serves as a canvas onto which clients reflect their personal tastes, express ambitions and often, define legacies. The Bespoke treatment of a Rolls-Royce elegantly reflects its status as ‘the best car in the world’ while stylishly expressing the personality of its commissioning client.
Ever increasingly, clients appreciate and enjoy the marque’s Bespoke capabilities and Rolls-Royce is called upon, by its clients, to integrate itself into their lives in meaningful ways. The brand and its clients have become progressively closer and the designers, engineers and craftspeople at the Home of Rolls-Royce, a Global Centre of Luxury Manufacturing Excellence, have developed a unique fluency in interpreting the lifestyles of these remarkable women and men. This evolution of mutual confidence has resulted in ever more ambitious commissions, reaching well beyond the scope of Bespoke competencies and capacity, into the rarefied realm of coachbuilding. To fulfil these extraordinary client commissions Rolls-Royce has reached a decision to return to one of the historical roots of the marque and to initiate a distinct department within the company, Rolls-Royce Coachbuild.
Coachbuilding is a highly distilled expression of Rolls-Royce Bespoke and is reserved for those who look to move beyond existing constraints. It is based on a true commission model and represents a collaborative exploration of meaningful luxury, design and culture between the marque and its commissioning client. The results become pivotal moments in time that create a future historical legacy, advancing designs which in turn define an era, extending influence far beyond the original intended purpose of a mere means of transportation.
Rolls-Royce Coachbuild is contemporary patronage in its truest form.
The discipline inherent in Rolls-Royce’s approach to coachbuilding requires elite artistic skills that do not exist elsewhere in the automotive industry. Commissioning clients demand an object that is truly transformative; an object that makes a permanent statement and sets itself apart from anything that has gone before.
In response, the marque must interrogate and deeply understand two worlds. The first is the intimately personal context of the client – their individual life-space, how they celebrate, what and who they surround themselves with, and the experiences that have defined the very best moments in these exceptional people’s lives. The second is the broader cultural context in which a Coachbuild car will exist. Here the marque explores the cultural nuances of the client, movements in architecture, couture, colour palettes, artistic tastes – even hospitality.

THE DAWN OF A MOVEMENT
In 2017, the celebrated Rolls-Royce Sweptail defined the dawn of the contemporary coachbuilding movement. It created a definitive moment that raised the awareness of a new watermark in luxury and automotive possibility, illustrating a new realm of exploitation owing to its hand-built nature. This remarkable product, which was instantly proclaimed as one of the finest intercontinental tourers in history, represented a major recalibration of possibility, and confirmed that the legacy of Rolls-Royce will be defined in collaboration with its clients.
Sweptail set a new waterline of potential and ignited a fascination among a rarefied cohort: collectors, patrons of the arts and commissioning clients of now-iconic architecture. A number of these women and men approached Rolls-Royce to discover if they too could collaborate on a unique commission, one that was even more profound – one that provided an elevated sense of curation. The marque agreed, signalling the genesis of a permanent contemporary Coachbuild department at the Home of Rolls-Royce.
Within this group, it emerged that three potential patrons shared a deep appreciation of contemporary nautical design. J-Class yachts were often referenced as points of inspiration, both for their purity of form and their requirement for hand craftsmanship at the highest level to will them into existence.
This client-led creative expression coincided with a long-held ambition of the design team at Rolls-Royce to create a contemporary expression of the Boat Tail typology, where coachbuilders would graft the hull forms of sailing boats onto the rolling chassis of a Rolls-Royce. When the idea of this design direction was proposed, the three patrons were unequivocal in their approval. And all three shared a single demand: “Show me something that I have never seen before.”
In consultation with the clients concerned, an agreement was reached whereby three cars would share a common body, but each would then be individually, highly personalised, reflecting the confluence between vision, capability and ambition of the marque and each of the individual commissioning patrons.
Rolls-Royce Boat Tail was conceived.

THE TRANSFERENCE OF SOUL
The manual techniques of coachbuilding offer new realms of design opportunity. Once the preliminary design proposal is penned by hand, the discovery of the form is enabled with a full-sized sculpture in clay, allowing hand-crafted manipulation of the expansive surfaces to perfect its shape. Throughout this process, the clients were invited to envisage the scope of the collaboration and influence its direction. Cutting-edge engineering technologies within Rolls-Royce are fused with the artistic practice of coachbuilding to exploit new possibilities. The clay sculpture is digitally remastered, from which the buck, is created on to which aluminium sheets are hammer-formed by hand.
Employing age-old individual hand skills and craft, a living canvas is created from metal –honing and optimising the aluminium body, creating a clarity of surface and continuation of line that is unable to be achieved by machine alone.
The process is akin to yacht building, easing the transference of soul into the creation. A process of hand refinement is repeated almost endlessly, without the pressure of time. Slowly, vast sheets of metal transform into the sculptural representation of Boat Tail. A truly pure form is created: uninterrupted by panel breaks, dramatic in its curvature, monolithic in scale and formed from one seemingly endless surface.

A CELEBRATION OF SUCCESS
The first Rolls-Royce Boat Tail, unveiled today, is a curation of exceptional thoughts, concepts and items, which culminate to form the clients’ perfect experience. The commissioning patrons, a globally successful couple who are highly proficient in the appointment of Rolls-Royces, truly personify connoisseurship; their luxury curation is an artform in itself. Their proposition was purposefully self-indulgent. Their desire was to create a response to a life of
hard work, success achieved, and celebration required. Their Rolls-Royce Boat Tail should be joyful, a celebratory car to enjoy with their family.
Together, with the marque’s designers, they embarked on an intellectual journey, founded on a long-standing and creative relationship with the brand. Indeed, the clients’ fascination of the Boat Tail form was furthered by a motor car in their private collection; a 1932 Rolls-Royce Boat Tail, lovingly restored, by them, in time for their modern Boat Tail’s completion.
Rolls-Royce Boat Tail presents a wonderful new aesthetic for the marque, balancing previously unseen levels of sculpture with discrete, sometimes playful functionality. The creation tells the romantic tale of Rolls-Royce’s history, echoing a Boat Tail design but not explicitly mimicking it, fusing an historical body type with a thoroughly contemporary design.
At nearly 5.8m long, its generosity of proportion and clarity of surface present a graceful and relaxed stance. The front profile is centred on a new treatment of Rolls-Royce’s iconic pantheon grille and lights. The grille becomes an integral part of the front end, not an applique; a freedom of design bestowed only upon models within the Coachbuild portfolio. This progressive treatment softens Rolls-Royce’s familiar formality while retaining the marque’s undeniable presence. A strong horizontal graphic with deep-set daytime running lights forms Boat Tail’s intense brow line and frames classical round headlamps, a design feature recalled from the design archives of Rolls-Royce.
In profile, nautical references are very suggestive. The wrap-around windscreen recalls the visor on motor launches, while the gentle rearward lean of the A-pillar, the large, crisp volumes at the front and the tapered rear create a gesture that recalls a motor launch rising out of water under power. A progressive negative sculpture in the lower bodyside creates a lithe impression, while making an historical reference to the running boards of prominent heritage Rolls-Royce designs.

Viewed from dead rear, the body resolves in a gentle sharpening of the form. As with the front, a horizontal emphasis is established at the rear with wide, deep-set lamps – a break from the expected vertical Rolls-Royce lamp iconography.
Indeed, it is at the rear where the nautical references become more apparent. The aft deck, a modern interpretation of the wooden rear decks of historical Boat Tails, incorporates large swathes of wood. Caleidolegno veneer is applied in a feat of Rolls-Royce engineering; the grey and black material which is typically housed in the interior, has been specially adapted to be used on the exterior, with no compromise to the aesthetic.
The open pore material features a linear wood grain which is visually elongated by brushed stainless steel pinstripe inlays, serving as an optical nod to the typical wooden construction of yachts – both old and new. The honed skills of Rolls-Royce’s wood specialists have manipulated and book-matched the grain so as to contract with the geometry of the car. The veneer treatment extends to the lower transom area resolving the taper and overall volume astern. This bold truncation is a subtle reference to the hull lines of classic Boat Tail bodies.
From the rear, one perceives a strong graphical composition marked by further horizontal emphasis, accentuating Boat Tail’s great width. Deep-set lamps establish a dramatically low reference point, evoking the dipped stern and proud bow of a motor launch under power and on plane.
An explicit architectural influence is discovered in Boat Tail’s unconventional fixed-canopy roof. Adding to the sculptural form, the sweeping roofline concludes in delicate structural elements that touch down on the rear, redolent of flying buttresses. Of course, if inclement weather is encountered while the roof is removed, a temporary tonneau is stowed for static transitory shelter.

A MUSE IN BLUE
The exterior of Rolls-Royce Boat Tail is swathed in a rich and complex tone of the client’s favourite colour – blue. The hue, with an overt nautical connotation, is subtle when in shadows but in sunlight, embedded metallic and crystal flakes bring a vibrant and energetic aura to the finish. To ensure the smoothest possible application when rendering the exterior, a finger was run over the definitive body line before the paint had fully dried to soften its edges. The wheels are finished in bright blue, highly polished and clear coated to add to Boat Tail’s celebratory character.
A hand-painted, gradated bonnet, a first for Rolls-Royce, rises from a comparatively subdued deeper blue which cascades onto the grille, providing a progressive but informal aesthetic and a solidity of overall volume when viewed from the front.
The interior leather reflects the bonnet’s colour tone transition with the front seats swathed in the darker blue hue, recognising Boat Tail’s driver focused intent, while the rear seats are finished in the lighter tone. A soft metallic sheen is applied to the leather to accentuate its pairing with the painted exterior while detailed stitching and piping is applied in a more intense blue inspired by the hands of the car’s timepieces. A brilliant blue is also found woven at a 55 degree angle into the technical fibre elements to be seen on the lower bodywork, precisely orientated to emulate the spill of a water’s wake.
The fascia is distilled in its appearance, purposefully reduced to provide a modern aesthetic. This minimalist canvas accentuates the jewel like features of the completely unique BOVET 1822 timepieces specifically commissioned by the client for Boat Tail (see below). Collecting pens is another of the clients’ great passions. A particularly cherished Montblanc pen will reside in a discretely placed, hand-crafted, case of aluminium and leather, in Boat Tail’s glove box.
The instrument panel dials are adorned with a decorative technique named Guilloché, more commonly perfected in the workshops of fine jewellers and watchmakers. An elegant, thin rimmed two-tone steering wheel then bears the colours of the commission.
The tactility of the open pore Caleidolegno is brought into the cabin. Anthracite in colour, the veneer brings modern strength and depth to offset the softness of the light blue and metallic sheen. The wood is applied to the lower cabin and floor area, reminiscent of wooden hull forms, again, at 55 degrees, perfectly book matched on centre line providing a uniform appearance when viewed from either side.

A SENSE OF OCCASION
“This car should mark a sense of occasion and serve that occasion like nothing else”.
Such was the brief of Rolls-Royce Boat Tail’s commissioning patrons. In response and in reflection of their character, the rear deck inconspicuously houses a highly ambitious concept never seen before in the automotive world. At the press of a button, the deck opens in a sweeping butterfly gesture, to reveal an intricate and generous hosting suite. Its complex movement was inspired by cantilever concepts explored by renowned architect Santiago Calatrava.
The hosting suite creates a celebratory focal point for a shared occasion and affords ample opportunity to reveal the individuality of the clients’ tastes and desires. It harbours an abundance of surprises executed to the highest quality. Expressed in a celebratory fashion, subverting the very notion of the motor car, the hosting suite surprises and delights all who come to experience it.
Hinged towards the centre line, the synchronised balletic opening movement reveals a treasure chest of moving parts that offer themselves to the host at a precise angle of 15 degrees. This subtle gesture of presentation reflects a genteel and quintessentially British expression of service.
The chest is appointed with the perfect accoutrements for a true Rolls-Royce al fresco dining experience; one side dedicated to aperitifs, the other, cuisine, complete with cutlery engraved with the name ‘Boat Tail’, made by Christofle in Paris.
A double refrigerator has been developed to house the clients’ favourite vintages of Armand de Brignac champagne. Elegant cradles were created to stow the specific bottle size within the refrigerator, the surrounds are highly polished and colour matched to the bottle.
While champagne is a familiar trope in the luxury world, Boat Tail’s client had a particular affinity with fine wine. The husband of this couple recalled a story from his humble beginnings. A great friend of his was a sommelier in his hometown and educated him in the taste profiles of various Grandes Marques de Champagne. This became a life-long education that turned into one of the most informed collections of rare Grand Cru champagnes in the world. The requirement for this knowledge and passion to be shared through the client’s Boat Tail was paramount – as was the need for this champagne to be rapid-cooled to precisely six degrees – the optimum serving temperature of the preferred vintage.
A classic design element of contemporary Rolls-Royce motor cars is the stowage of Rolls-Royce umbrellas in the doors, in anticipation of possible poor weather. In a delightful twist and to heighten the languid experience of Boat Tail, a unique parasol is housed beneath the rear centre line in anticipation of fine weather. A telescopic movement opens this beautiful and whimsical canopy inversely, ensuring effortless deployment.
Cocktail tables, which elegantly rotate to mimic the offering of an attendant, open on either side of the hosting suite providing access to two highly contemporary minimalist stools, which are discretely stowed below. Designed by Rolls-Royce and created by Italian furniture maker Promemoria, the slim-line interlocking stools are formed from the same technical fibre found on the exterior of the car. The interior blue Rolls-Royce leather provides the stools’ suitably comfortable seating materials.

TIMELESS PASSION – A COLLABORATION WITH BOVET 1822
In a move that further demonstrates the clients’ visionary approach to contemporary patronage, two great luxury Houses with a common pursuit of perfection have been brought together at the clients’ behest. World-class craftspeople from the House of BOVET 1822, which was founded on the philosophy of ingenuity and engineering, were called upon to work
hand-in-hand with Rolls-Royce’s own masters in their field.
The mechanically minded clients sought to break new ground in horology. As esteemed and passionate collectors of both the Swiss-based House of BOVET and Rolls-Royce, their vision was to create exquisite, ground-breaking timepieces for their Boat Tail. In an act of tireless endeavour and genuine collaboration, the Houses have come together to re-imagine Rolls-Royce’s iconic centrepiece, the dashboard clock.
The result is an accomplishment never before realised in either industry. Two fine reversable timepieces, one for the lady and one for the gentleman, have been designed to be worn on the wrist, or, placed front and centre within Boat Tail’s fascia as the motor car’s clock.
The two-sided timepieces required Rolls-Royce and BOVET 1822 to work side by side over the course of three years to develop a ground-up remastering of the Amadeo convertible system, the most complex undertaken to date. The result is a true reflection of BOVET’s mastery, allowing for the bespoke tourbillon timepieces’ inclusion in the motor car.
Pascal Raffy, owner, BOVET 1822, commented, “I am so proud of the BOVET 1822 team, who worked in tandem with the elite design team at Rolls-Royce to produce something spectacular. These two pieces, and the mounting system, are completely unique and unlike anything we have ever done before.”
The story behind the creation of these remarkable works of art, and a detailed exploration of their mechanisms, together with information on the precious materials, unique
micro-sculptures and the vast complexity of the watch carrier will be shared via a press release on 8 June, 2021 at 1pm BST.

AN ENGINEERING MARVEL
To fulfil the clients’ extraordinary ambitions, significant engineering challenges were overcome in the development of Rolls-Royce Boat Tail. Indeed, 1813 completely new parts were created specifically for the cars. Time, patience, dedication and passion were the project’s hallmarks. To complete the preliminary engineering phase, prior to the commencement of production, a total of over 20 collective years were expended.
While designs were being finalised with the clients, the marque’s body-in-white, with its scalable aluminium spaceframe architecture, was completely reconfigured to support Boat Tail’s generous proportions, a process that took eight months in itself. As ever, the 15-speaker Bespoke Rolls-Royce Audio System was intended from the motor car’s inception, but the spaceframe architecture was exploited differently. Rolls-Royce’s existing product portfolio use a specially designed sill section of the architecture as the resonance chambers for the sound system’s bass speakers. In Boat Tail, the entire floor structure is utilised, creating an exceptional audio experience for the client.
To support the complex requirements of the hosting suite to the rear of Boat Tail, a unique electronic treatment was required. Five electronic control units (ECUs) were created for the rear of the car alone – a process that required a completely redesigned, dedicated wiring harness, which was the product of nine months of intensive research and development. Only then was it possible for the aft deck lids to open to an appropriate 67-degree angle, incorporate a highly secure locking mechanism and integrate a total climate control system to the rear hosting suite to preserve any cuisine stowed on board.
Indeed, the inside temperature of the hosting suite was a specific consideration. Boat Tail was created in anticipation of fair weather, so measures needed to be taken to ensure that heat absorption did not adversely affect the contents of the suite, which could include food, liquids and of course champagne. To that end, two fans are mounted in the lower section of the hosting suite to dissipate heat. To confirm this and to ensure that Boat Tail’s hosting suite will acquit itself in all climates, it has been rigorously and successfully tested to 80 degrees Celsius and -20 degrees Celsius.
As Boat Tail is a fully homologated, road-legal motor car that was created to be driven, it was only fully released by the marque once it had undergone the same rigorous dynamic testing as all other Rolls-Royces, including high speed analysis to ensure the contents of the rear hosting suite are sufficiently fastened and therefore silent under power. Indeed, each client has stipulated that they wish to drive their Boat Tail immediately upon receipt.
Torsten Müller-Ötvös, concluded, “Boat Tail is the culmination of collaboration, ambition, endeavour, and time. It was born from a desire to celebrate success and create a lasting legacy. In its remarkable realisation, Rolls-Royce Boat Tail forges a pivotal moment in our marque’s history and in the contemporary luxury landscape.”


«Сегодня мы отмечаем поворотный момент в истории Дома Rolls-Royce. Мы с гордостью представляем миру Rolls-Royce Boat Tail и объявляем, что коучбилдинг станет постоянным направлением в нашем портфолио.
Исторически коучбилдинг был неотъемлемой частью Rolls-Royce. В современном контексте он заложил основу философии подразделения Bespoke. Однако коучбилдинг – это нечто намного большее. Rolls-Royce Coachbuild – это возвращение к истокам нашего бренда. Это возможность клиента принять участие в создании совершенно уникальных автомобилей, выполненных по индивидуальному заказу, которые будут иметь историческое значение.
Rolls-Royce внимательно прислушивался к пожеланиям ближайшего круга клиентов, они проявили интерес к углублению отношений с брендом и созданию поистине индивидуальных символов роскоши. Проект Rolls-Royce Boat Tail не является концептом, созданным для дальнейшего тиражирования.
Напротив, Boat Tail – индивидуальный проект, возникший в результате четырёхлетнего сотрудничества с тремя уважаемыми клиентами. Заказчики Rolls-Royce Coachbuild приняли непосредственное участие в каждом этапе творческого и инженерного процесса. Мы работаем в тесном контакте с клиентами, чтобы чётко понимать грани их индивидуальности, чтобы суметь раскрыть их характеры в дизайн-элементах индивидуальных проектов.
Rolls-Royce открывает клиентам направления Coachbuild возможность создать поистине уникальные объекты, которые в дальнейшем будут иметь историческую ценность, и принять личное участие в каждом этапе создания шедевра.
Это подлинная роскошь. Это современный патронаж в его чистейшей форме.
Это Rolls-Royce Coachbuild».
Торстен Мюллер-Отвос (Torsten Müller-Ötvös), исполнительный директор Rolls-Royce Motor Cars

«Проект Rolls-Royce Boat Tail бросает вызов устоявшемуся представлению о том, что такое автомобиль, и даёт ему новое определение. Boat Tail выходит далеко за рамки средства передвижения. Это не способ достичь места назначения, это и есть место назначения. Результат амбициозной идеи, реализованной командой талантливых мужчин и женщин, концепт неординарного размаха.
Rolls-Royce Coachbuild открывает полную свободу от ограничений. В Rolls-Royce Bespoke существует некий естественный потолок – автомобили, которые являются «холстом» для работ. Но в Rolls-Royce Coachbuild мы пробиваем эту условную границу и предлагаем абсолютную свободу самовыражения, ведь индивидуальное кузовостроение позволяет создать проекты абсолютно любого масштаба в тесном партнёрстве с клиентами.
С Boat Tail эта цель была достигнута. Мы создали трио исключительных автомобилей и, хотя они имеют похожие силуэты, каждый из них наделён в высшей степени уникальным характером, который раскрывает индивидуальность своего заказчика и рассказывает абсолютно разные истории. Boat Tail беспрецедентен. Boat Tail – это яркое противопоставление индустриализированной роскоши».
Алекс Иннес (Alex Innes), Глава направления Rolls-Royce Coachbuild Design, Rolls-Royce
Как и положено роскошной марке, Rolls-Royce наполняет каждое своё творение смыслами. Rolls-Royce – это холст, на котором клиенты воплощают свои амбиции и фантазии. Модели Rolls-Royce Bespoke соответствуют статусу «лучшего автомобиля в мире» и при этом отражают уникальный характер своего заказчика, зачастую становясь частью их исторического наследия.
Клиенты марки всё больше ценят возможности ателье Bespoke и хотят ещё глубже интегрировать Rolls-Royce в свою жизнь. Марка стала ещё ближе к клиентам, а дизайнеры, инженеры и мастера Rolls-Royce научились с невероятной тонкостью воплощать индивидуальность этих выдающихся персон в своих творениях. Эволюция взаимного доверия привела к появлению ещё более амбициозных заказов, выходящих далеко за рамки компетенций и возможностей ателье Bespoke – в область индивидуального кузовостроения. Чтобы выполнить эти исключительные заказы, марка Rolls-Royce приняла решение вернуться к историческим корням и создать отдельное подразделение внутри компании – Rolls-Royce Coachbuild.
Кузовостроение является квинтэссенцией Rolls-Royce Bespoke; это направление адресовано тем, кто непременно стремится выйти за рамки существующих ограничений. Подразделение займётся созданием уникальных моделей на заказ в тесном сотрудничестве с клиентами, отражая их видение роскоши, дизайна и культуры. Эти работы становятся поворотными моментами во времени: они определяют историческое наследие и оказывают влияние на развитие дизайна, тем самым определяя эпоху и расширяя своё влияние далеко за пределы первоначальной цели, предполагавшей постройку лишь средства передвижения.
Rolls-Royce Coachbuild – современный патронаж в его чистейшей форме.
Направление кузовостроения в Rolls-Royce стало возможно благодаря уникальным навыкам команды, которых больше не найти в автомобильной индустрии. Клиенты ожидают поистине революционный автомобиль, который громко заявит о себе и окажется на ступень выше, чем всё, что существовало до него.
Марка способна создавать такие проекты благодаря глубокому пониманию двух миров. Первый – это мир клиента: его образ жизни, окружение, способы отмечать свои достижения и ключевые моменты в жизни. Второй – это более широкий культурный контекст, в котором будет существовать этот автомобиль. Марка исследует исторические и культурные особенности мира заказчика, направления в моде и архитектуре, тренды в цветовой палитре, художественные вкусы и даже понятие гостеприимства.

ВОЗРОЖДЕНИЕ КОУЧБИЛДИНГА
В 2017 году громкий проект Rolls-Royce Sweptail ознаменовал рассвет новой эры индивидуального кузовостроения в современном прочтении. Его появление стало поворотным моментом в развитии автоиндустрии и индустрии роскоши, иллюстрируя принципиально новый подход к созданию автомобиля ручной сборки. Провозглашённый одним из лучших гранд-туреров в истории Sweptail означал перекалибровку возможностей и подтвердил, что будущее бренда Rolls-Royce кроется в ещё более тесном совместном творчестве с клиентами.
Sweptail стал новым эталоном индивидуализации и вызвал восхищение коллекционеров, меценатов и заказчиков культовых архитектурных объектов. Некоторые из них обратились к Rolls-Royce с просьбой создать ещё более уникальные художественные проекты. Марка согласилась, приняв решение о создании постоянного подразделения современного кузовостроения Rolls-Royce Coachbuild.
Выяснилось, что трое потенциальных клиентов увлекаются современным морским дизайном. Быстрые яхты J-класса часто упоминались ими в качестве источников вдохновения с точки зрения как чистоты формы, так и тонкости ручной работы.
Творческие фантазии клиентов совпали с давним желанием команды дизайнеров Rolls-Royce создать современное воплощение типологии Boat Tail («Корма яхты»), предполагающей, что коучбилдеры построят формы парусной яхты на шасси автомобиля Rolls-Royce. Когда дизайнеры предложили двигаться в этом направлении, все три клиента без сомнений согласились. Они были единогласны в своём единственном пожелании: «Покажите мне то, чего я прежде никогда не видел».
По итогам длительных обсуждений с клиентами было решено, что все три автомобиля будут иметь общий кузов, однако внутри каждый из них будет абсолютно уникален, отражая вкусы, взгляды и амбиции своего владельца.
Так родилась концепция Rolls-Royce Boat Tail.

ДЫХАНИЕ ЖИЗНИ
Технологии изготовления кузовов вручную открывают новые возможности для дизайна. Сначала рисуется первый чертёж от руки, далее создаётся полноразмерный макет из глины, что позволяет вживую работать с массивными поверхностями кузовов и придавать им окончательную форму. На протяжении всего этого процесса клиенты принимали непосредственное участие и вносили свои коррективы. Передовые инженерные технологии Rolls-Royce сливаются с художественными приёмами в области кузовостроения. Далее модель была оцифрована и на её базе создана основа, на которую вручную прилажены алюминиевые панели.
Следуя проверенным технологиям коучбилдинга, мастера Rolls-Royce создали из металла живой холст, который далее оттачивали для чёткости поверхностей и чистоты линий, чего невозможно добиться при использовании лишь машинного производства.
Этот процесс сравним с постройкой яхты – в творение вдыхается жизнь. Форма кузова вручную неспешно дорабатывается бесконечное количество раз. Постепенно огромные листы металла обретают совершенную форму: бесшовные панели, эффектные по своим изгибам, монолитные по масштабу и созданные, словно из одной бесконечной поверхности.

ПРАЗДНОВАНИЕ УСПЕХА
Первый Rolls-Royce Boat Tail, представленный сегодня, является воплощением исключительных идей. Заказчики этой модели – супружеская пара, добившаяся успеха мирового масштаба и являющаяся подлинными знатоками Rolls-Royce, имеющими за плечами не один автомобиль марки. Дизайнер по цветам и материалам подразделения Rolls-Royce Choachbuild Сина Мария Эггл охарактеризовала их отношение к роскоши как «отдельную форму искусства». Они хотели создать автомобиль, который отметит их долгие годы усердного труда и станет символом их успеха. Rolls-Royce Boat Tail этой пары должен воплощать атмосферу радости и стать автомобилем, с которым будут связаны самые счастливые мгновения в кругу семьи.
Автомобиль стал результатом длительного творческого процесса, он отражает тесную связь с маркой. Так, в коллекции заказчика имеется заботливо восстановленный Rolls-Royce Boat Tail 1932 года.
Rolls-Royce Boat Tail отражает новую эстетику марки, в нём сочетаются ранее невиданный уровень кузовной архитектуры и ненавязчивая функциональность. Автомобиль элегантно обыгрывает эстетику парусных лодок и наследие марки, представляя собой историческую форму кузова в современном прочтении.
При длине 5,9 метра масштабные пропорции и чистые линии придают кузову элегантный облик. В передней части внимание сконцентрировано на головной оптике и новом исполнении культовой решётки радиатора Pantheon: теперь она является встроенным элементом носовой части, а не обособленной деталью. Подобная вольность в дизайне доступна исключительно для моделей из портфолио Coachbuild.
Столь смелый подход смягчает привычную формальность облика Rolls-Royce, сохраняя при этом узнаваемый образ. Нарочито горизонтальный акцент с глубоко посаженными ходовыми огнями создаёт ярко выраженную линию бровей Boat Tail и обрамляет классические круглые фары – элемент стиля, заимствованный из дизайн-архивов Rolls-Royce.
Облик Boat Tail преисполнен характерными отсылками к морской тематике. Закругленное к краям лобовое стекло напоминает остекление моторных лодок, в то время как хромированная стойка чуть отставлена назад, визуально отгоняя к задней части центр масс и наводя на мысли о гоночных яхтах.

По мере приближения к задней части Boat Tai отсылки к морской тематике становятся всё более явными. Как и спереди, горизонтальные акценты в задней части расставлены благодаря широким, плоским, глубоко посаженным фонарям – отступ от классического дизайна Rolls-Royce.
Корма автомобиля, представляя собой современную интерпретацию элементов классических яхт, оформлена деревом. В автомобиле использован шпон типа Calladelengo; серый и чёрный материал, обычно используемый для отделки салонов, был специально адаптирован к экстерьеру без ущерба эстетике.
Материал типа «открытая пора» отличается линейной древесной текстурой, которая визуально удлиняется благодаря матовым вставкам из полос из нержавеющей стали – отсылка к отделке как классических, так и современных яхт. Специалисты Rolls-Royce по работе с деревом смогли искусно подогнать волокнистую текстуру дерева под общую геометрию автомобиля. Отделка шпоном присутствует вплоть до нижней транцевой зоны, как у яхт, что тоже можно считать прямой отсылкой к обводам корабельных корпусов.
Горизонтальный акцент задней части кузова визуально подчёркивает ширину Boat Tail, а низкое расположение фонарей расставляет акценты, вызывая ассоциации с опущенной кормой как в момент набора скорости, так при выходе на глиссер.
Архитектурная самобытность проекта прослеживается и в необычной крыше Boat Tail. Дополняя облик, её стремительная линия завершается изящными ниспадающими элементами, напоминая аркбутан. Разумеется, на случай непогоды при убранной крыше предусмотрен временный тент.

МУЗА В ГОЛУБОМ ОДЕЯНИИ
Кузов Rolls-Royce Boat Tail выполнен в любимом цвете заказчика – голубом. Для автомобиля подобран сложный, насыщенный оттенок: в тени цвет морской волны с отливом смотрится сдержанно, а при солнечном свете проступает сияние металлических и хрустальных частичек. Для предельно гладкого покрытия при нанесении краски – до того момента, как она окончательно высохнет, – края кузовных панелей были вручную отполированы и сглажены. Колёса Rolls-Royce Boat Tail окрашены в ярко-синий цвет и покрыты слоем лака.
Капот вручную выкрашен в контрастный оттенок с эффектом градиента, который постепенно затемняется ближе к решётке радиатора и своеобразным водопадом ниспадает на неё, придавая передней части прогрессивный и уверенный вид.
Кожаная отделка салона перекликается с цветовым переходом на капоте. Так, передние сиденья обиты кожей более тёмного синего оттенка, тем самым намекая, что этот автомобиль создан для самостоятельного вождения, а задние сиденья оформлены в более светлом тоне. Мягкий металлический блеск на коже перекликается с цветом краски кузова, а детализированная прострочка и окантовка выполнены в насыщенном синем цвете.
Ярко-синий цвет также добавлен в структуру материала из технического волокна, которым отделан салон. Голубые акценты вплетены в идеально выверенный геометрический рисунок под углом 55 градусов, имитируя водяной след.
Архитектура передней панели автомобиля намеренно упрощена для соответствия современной эстетике. Избавленный от лишних элементов «холст» приковывает внимание к часам Bovet, специально заказанным клиентом для Boat Tail (см. ниже). Коллекционирование дорогих перьевых ручек – ещё одно увлечение заказчика. В бардачке автомобиля размещается кофр из алюминия и кожи, где скрывается одна из его любимых ручек Montblanc.
Панель приборов отделана в технике Гильоше (Guilloché), которая широко применяется в работе с дорогими ювелирными изделиями и часами. Элегантный двухтонный руль с тонким ободом также выполнен в общей цветовой гамме.
Кроме того, в салоне использовано пористое дерево Calladelengo с его приятной на ощупь структурой. Шпон антрацитового цвета добавляет изысканности и глубины, компенсируя мягкость светло-голубой отделки. Дерево, применяемое в отделке панели и трансмиссионного тоннеля, также уложено фрагментами под углом 55 градусов.

АТМОСФЕРА ТОРЖЕСТВЕННОСТИ
«Этот автомобиль должен создавать атмосферу особого случая и, как ничто другое, служить поводом для торжества».
Таким было мнение заказчиков о Rolls-Royce Boat Tail. В ответ дизайнеры марки создали невероятно амбициозный по своей задумке концепт: при нажатии кнопки отделанная деревом хвостовая часть автомобиля раскрывается, словно крылья бабочки, открывая миру отсек с набором для трапезы на свежем воздухе. Этот сложный механизм вдохновлён консольными объектами известного архитектора Сантьяго Калатравы.
Содержимое набора придаёт праздничный тон любому событию, раскрывая вкусы и интересы своего владельца. Внутри отсек таит в себе множество изумительных изделий высочайшего качества, способных удивить и восхитить каждого гостя.
Приводной механизм синхронно и грациозно раскрывает створки, представляя содержимое отсеков, расположенных под углом 15 градусов. Набор оборудован аксессуарами для элегантной трапезы на свежем воздухе в стиле Rolls-Royce: одна его сторона отведена для аперитивов, а другая – для закусок и дополнена набором приборов с гравировкой «Boat Tail» от марки Christofle.
Встроенный холодильник, рассчитанный на пару бутылок шампанского, был разработан для хранения любимого шампанского заказчика – винтажного Armand de Brignac. Форма отсеков в холодильнике сформирована специально по размеру бутылки, а их обрамления отполированы и выполнены в её цвет.
Шампанское является известным атрибутом роскоши, однако заказчик Boat Tail имеет особые отношения с изысканными винами. Он рассказал историю о начала своего пути. Близкий друг заказчика работал сомелье в их родном городе и пристрастил его к винам домов класса Grandes Marques de Champagne. Со временем это увлечение позволило сформировать одну из самых обширных в мире коллекций редких вин Grand Cru. Было важно раскрыть этот аспект жизни заказчика в дизайне Boat Tail, равно как и создать условия для быстрого охлаждения вин до шести градусов – оптимальной температуры для подачи винтажных вин.
Фирменные зонтики в дверях – неизменный атрибут современных Rolls-Royce – готовы защитить от любой непогоды. А для наслаждения тёплой погодой автомобиль оснастили навесом от солнца. Телескопический механизм раскрывает его причудливый купол, создавая островок тени с должным уровнем комфорта.
В отсеках набора также можно обнаружить вращающиеся коктейльные столики для удобной подачи закусок и два минималистичных складных кресла, спроектированных в Rolls-Royce и изготовленных итальянским производителем мебели Promemoria. Кресла сделаны из того же углеродного волокна, что и ряд элементов отделки автомобиля, и обиты синей кожей в тон салона, обеспечивая общую визуальную эстетику.

КРАСОТА ВНЕ ВРЕМЕНИ: КОЛЛАБОРАЦИЯ С BOVET 1822
В рамках работы над Boat Tail две именитые роскошные марки объединили свои усилия, чтобы воплотить в жизнь задумку заказчика. Признанные мастера швейцарского часового дома BOVET 1822, который славится своей изобретательностью и инженерным совершенством, были приглашены для работы совместно со специалистами Rolls-Royce над этим проектом.
Заказчики Boat Tail, искушенные ценители роскоши, решили по-иному взглянуть на искусство измерения времени. Обладая обширной коллекцией изделий BOVET и автомобилей Rolls-Royce, они захотели оснастить свой Boat Tail уникальными часами. В результате длительной и кропотливой работы специалисты двух люксовых марок полностью переосмыслили переднюю панель и её центральный элемент – часы.
В панель интегрированы два реверсивных хронографа: один – для супруги, второй – для мужа. При этом часы можно носить на запястье или поместить их в центральную часть передней панели Boat Tail. Такое решение реализовано впервые в мире.
На создание этого уникального ювелирного элемента ушло три года. Мастерам предстояло переработать знаменитый механизм Amadeo и создать его самую сложную версию на сегодняшний день. В результате уникальный хронометр с турбийоном стал частью дизайна салона автомобиля – поистине виртуозное воплощение мастерства дома BOVET 1822.
«Я горжусь командой BOVET 1822, которая в тандеме с блестящими дизайнерами Rolls-Royce создала нечто столь выдающееся. Эти два произведения часового искусства, а также система их крепления абсолютно уникальны и не похожи ни на что из того, что мы когда-либо делали», – прокомментировал Паскаль Раффи (Pascal Raffy), глава компании BOVET 1822.
История рождения этих уникальных хронометров, подробное описание их механизмов, а также информация об использованных при создании драгоценных материалах, нанесённых уникальных микроскульптурах и сложнейших механизмах будут представлены в отдельном пресс-релизе, выход которого запланирован на 8 июня 2021 года в 15:00 по московскому времени.

ИНЖЕНЕРНОЕ ЧУДО
Инженерам Rolls-Royce предстояло преодолеть серьёзные вызовы, чтобы реализовать все запросы заказчиков. Фактически для автомобилей было создано 1813 совершенно новых элементов и деталей. Время, терпение, преданность делу и энтузиазм позволили триумфально завершить работу над проектом. Только на этапе проектирования, который предшествует началу производства, было суммарно инвестировано количество часов команды, эквивалентное количеству потраченных часов за 20 лет.
Пока дизайнеры утверждали детали проекта, инженеры занимались модификацией фирменной алюминиевой пространственной архитектуры, чтобы она соответствовала масштабным пропорциям кузова Boat Tail, – только на это ушло восемь месяцев. Автомобиль планировалось оснастить аудиосистемой Bespoke Audio с пятнадцатью динамиками, однако, поскольку архитектура кузова была значительно видоизменена, инсталляция компонентов потребовала дополнительной работы. В современной модельной гамме Rolls-Royce активно используются специально спроектированные резонансные камеры в области порогов для низкочастотных динамиков аудиосистемы. В случае же с Boat Tail для создания исключительно качественного музыкального звучания была задействована вся секция структуры пола.
Для того чтобы расположить сзади отсек с аксессуарами для трапезы на свежем воздухе, потребовалась разработка новых электронных компонентов. В автомобиль было добавлено пять электронных блоков управления, адресованных исключительно багажной части автомобиля, – для этого пришлось полностью переделать жгуты проводов, на что ушло девять месяцев. Только после этого удалось настроить открытие створок под углом 67 градусов, внедрить надёжный защитный механизм и систему охлаждения для хранения закусок.
При разработке особое внимание уделили поддержанию низкой температуры, чтобы даже в жаркую погоду теплопоглощение не повредило содержимому набора: закускам, напиткам и шампанскому. Решением стала установка двух вентиляторов в нижней части короба для отвода тепла. Чтобы убедиться в работоспособности и надёжности конструкции в любых климатических условиях, набор был основательно протестирован в диапазоне температур от -20 до 80 градусов по Цельсию и успешно выдержал испытание.
Boat Tail – полностью омологированный автомобиль, разрешённый для использования на дорогах. Он был выпущен только после того, как прошёл такие же строгие динамические испытания, как и все остальные Rolls-Royce. Испытания включили и высокоскоростной анализ, который позволил убедиться, что содержимое отсека для пикника достаточно надёжно закреплено и не производит шумов при движении. Автомобили Boat Tail созданы для вождения – каждый клиент обозначил, что планирует сесть за руль своего автомобиля сразу после получения.
«Boat Tail – результат партнёрства, амбиций, усилий и времени. Рождён, чтобы увековечить успех и сформировать историческое наследие. Мастерски воплощённый Rolls-Royce Boat Tail знаменует собой поворотный момент в истории Rolls-Royce и в мире современной роскоши», – подытожил Торстен Мюллер-Отвос.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.